avangard-pressa.ru

Тема 20. Личностный рост. (наверх) - Науковедение

Обычно гуманистические психологи довольно негативно относятся к психоанализу и тем не менее в психоанализе можно найти основания для структурирования данной темы. Ещё в теме 3 введения было, что любая личностная проблема предполагает позитивное и негативное решение и движение к нему. У Фрейда есть красивый символ, который располагался либо как движение вверх либо падение вниз – Эрос (любовь, личностная жизнь) и Танатос (личностная смерть, Платон говорил что жизнь философа есть подготовка к смерти). Фрейд предполагает рассмотреть сначала возможность движения вверх, а потом если это движение по каким-то причинам не происходит необходимо рассмотреть некоторые заведомо негативные условия личностного падения вниз.

Понятие личностный рост в строгом смысле не является научным. Это метафора, связанная с реальной психологией человека. Этот материал можно было бы назвать «в поисках реальной психологии». Метафора состоит в том, что исследователь пытается прежде всего пояснить сущность жизни. П.ч. слово рост (распространение, развитие, самоактуализация и т.д.) это по существу метафора полнофункционирующего организма (по Маслоу). Спиноза когда-то сказал «У живого единства тела и души есть прежде всего стремление быть, а значит развиваться».

Именно из этой метафоры исходят гуманистические психологи Роджерс и Маслоу. Удвоение терминов «гуманистическая психология» предполагает удвоение сущностей человека, его природы. Человек по природе естественно способен к развитию и саморазвитию, что есть положение гуманистических психологов. Речь не идёт о природном организме в собственном смысле. П.Ч. естественное стремление к развитию должно быть обеспечено средствами. Развитие в то же время является искусственным, человек тоже искусственное создание, свойства человека созданы. Когда говорится о естественной потребности к саморазвитию, имеются ввиду не натуральные позывы и нужды, а те источники, которые являются как бы послепроизвольными, после того как совершил усилие. А если бы не совершил, то поставил препятствие на пути своего развития.

Второе. Когда те же Роджерс и Маслоу раскрывают словосочетание реальное Я, самость, подлинное Я, то настаивают на обстоятельстве принятия настоящего опыта. Можно было бы это назвать чувством времени, в которое существует и развивается человек. В целом опыт человека разнородный. Представление о себе, самость основывается на своем прошлом опыте, понимании настоящего и переживании будущего. Речь идет о процессе, который имеет рассматривать сейчас, в данный момент. Как нельзя одновременно говорить о какой-то структуре личности и говорить, что она развивается. Поэтому приходится говорить о личности, как о существующей в данный момент.

Цитируя Декарта Мамардашвили говорил: быть собой и жить в настоящем это высшее достоинство человека. Это едва ли не богоравно. Напоминание о высшей точки трансценденции.

Можно перейти к тому, как наш личностно развивающийся субъект спроецировал свои свойства на других. Какие этапы будут далее.

Группы открытого общения по Роджерсу. Какова динамика развития в данных группах.

Самый первый этап необычайно характерен. Когда человек идёт на группу у него есть некоторые ожидания (программы, концепции, модели). Он может подумать, что его консультант имеет некую программу движения. Суть в том, что такой программы у консультанта нет, терапия не директивна. И как пойдут дела зависит от того, что будет происходить здесь и сейчас. И Роджерс замечает, что группа встреч[410] это несколько рискованное дело. Уайльд: тот кто хочет понять символ всегда идёт на риск.

Хождение вокруг да около. Это вызывает у участников встреч некоторое разочарование. Это ключевое. Разочарование переживается эмоционально как утрата ожиданий. Но происходит и позитивный отказ от программ, заранее выдуманных моделей. Данный этап необходим для снятия сопротивления выражению своих подлинных чувств. Этому выражению мешает отсутствие подлинного контакта с другим. Очень часто разговор в группах начинается с рассказа о других людях (но это проекции, человек уже говорит о себе). А также со ссылок на прошлый опыт.

И в какой-то момент второе событие. Резкое обострение, высвобождение негативных эмоций, первое выражение подлинных чувств. Например, кто-то сообщает что-то о себе, что не принимают другие.

Мамардашвили говорит: у Марселя Пруста мы постоянно встречаем события, которые являются поводом к высвобождению подлинных чувств. Здесь перед человеком открывается истина и она отнюдь не в удобном и приятном виде. Дело в том, что истина как отнимает у нас мир таким, каким мы его привыкли себе представлять. У автобиографического героя Пруста – Марселя намечается влюбленность в одну из девушек на курорте. Он наблюдает как его девушка Альбертина танцует с другой. А рядом с ним сидит и как бы нашептывает ему о том, что здесь происходит, врач Катар: посмотри как странно танцуют эти девушки, на месте родителей я бы запретил им так близко находится. И в этом моменте Марселю открывается истина и эта истина вмещает в себя и ад (негативные эмоции). И тогда здесь никакое название не применимо, это будет знак и отказ от понимания. Наблюдается некая пошлость и с нею надо что-то сделать.

И вот здесь-то и может быть или не быть третий этап. Принятие настоящего опыта как реального, т.е. без оценок. П.ч. эти оценки (рационализации) не дали бы реальный смысл. И в этом случае наблюдается феномен групповой сплоченности. Группа начинает обсуждать этот опыт и пройдя через негативные эмоции появляются эмоции позитивные. Наблюдается групповая обратная связь.

Если группа проходит этот этап успешно, то группа становится способна к тому, чтобы принять всех участников как таковых. Снимаются защиты и сопротивления. Похоже на ложную групповую опеку. Это точно выражено у Достоевского в «Идиоте». Собираются люди и предлагают рассказать друг другу о самом подлом поступке и каждый стремится критиковать. А что если попадут в группу художники с душевными дефектами. Такие личности как Высоцкий не сломаются в группах общения, потому что они художники и не здесь они ведут свою подлинную беседу и не здесь разрешаются их конфликты, не в данной социальной ситуации. Находим здесь возможность раскрытия самостоятельной личности.

В свое время декан нашего факультета Е.А.Климов поднимаясь по служебной лестнице стал заместителем декана, захотелось что-нибудь сделать в учебном процессе неожиданной. Были вызваны кураторы групп (преподаватели факультета). Каждый ответил, что конечно его работа включена в учебный процесс. Но Климов сказал надо что-то оригинальное, нельзя ли как-нибудь сплотить группы. В ту пору на факультете работали один из создателей «Что? Где? Когда?» социальный психолог А.У.Хараш. Именно по Роджерсу шестерки в этой игре, кстати. Был придуман такой выход, провести так называемые группы знакомств, малый вариант групп. В начале 80-х эти люди собирались для того чтобы на себе попробовать группы знакомств.

Группы знакомства в отличие от групп открытого общения останавливаются на первом этапе. На том этапе, где личность должна почувствовать себя самостоятельной в группе. В группе знакомств, во-первых, больше человек (до 30). А во-вторых, там есть предупреждение без необходимости не снимать личностных защит, даже тех которые препятствуют личностному росту. Но даже здесь можно пронаблюдать технологическое искусство консультанта. Все рассаживаются по кругу. Первая стадия – это назвать себя, дать себе имя. На вопрос «Кто ты?» кто-то отвечает называя свою профессию, своё имя или как-то определяя себя. Во втором круге определяют возможные образцы для сравнения. Очень важный прием: представь незнакомца. Уже все познакомились, все друзья, хотим узнать друг о друге. Человеку говорят: кого ты здесь лучше всех знаешь, кого по хуже, а кого совсем не знаешь. И про того, кого не знает совсем говорят, что это его лучший друг. Просят рассказать о нём. И начинается напряженнейший процесс межличностного взаимодействия. Здесь подойдёт любой тест из практики. К диаде подключается третий и так далее.

Третий круг требует особого внимания и искусства от консультанта. Нельзя превратить группу знакомств в группу открытого общения. Каждому участнику можно назвать свою собственную, но не очень вселенскую вечную, а какую-то маленькую проблему. Такую проблему, которую может помочь решить группа. Затем далее получается, что в группе обнаруживаются более малые группы, которые принимают на себя роль коллективных помощников. И тогда каждая проблема обсуждается так, как если бы она интересовала всех.

Роджерс уступает место Маслоу. Маслоу различает мотивы человека, потребности ценности и т.д. Различает их на две группы. Одни потребности названы «дефицитными» (когда есть дефицит физических благ, когда человек заинтересован в окружающем мире как организм). Помимо этих есть «метапотребности», потребности быть, собственно ценности бытия (потребности в истине, добре, спонтанности развития, свободе, автономности мнений и т.д.).

Когда Мамардашвили наблюдал за свободно избранными депутатами парламента говорил: как это странно, когда видишь какие-то нравственные потуги и постоянные разговоры о морали, все взывают к добру, человечности, истине и реально ничего этого нет. О списках потребностей по Маслоу замечаем, что это суть потребности человеческого бытия, они не гарантированы природой. Тот же философ сказал: личностные качества это такие, причин которых мы не ищем, не находим для них никаких других причин. Возьмите злой корыстный поступок и всегда за ним найдется какая-то причина. А почему человек поступает храбро и честно? Такие основания не делимы далее и они в человеке есть, хотя человек далек от совершенства. Маслоу имеет ввиду совершенных людей, которые уже приступили к самоактуализации.

Что предлагает А.Маслоу так называемому среднему человеку, которого он теперь определяет как человека, у которого ничего не отнято. Этот человек, уже прошёл тот путь развития, в котором ему помог Роджерс и тогда приступает к самостоятельному движению.

Маслоу перечисляет восемь способов самоактуализации, это этапы процесса развития. 1) Полное живое переживание. Это как бы не просто фигура, но и фон, взятое полностью, явление жизни, а не какой-либо частной концепции, полная концентрация, бескорыстное переживание. 2) Любая ситуация содержит две возможности: продвижения или отступления. Выбор совершаем в пользу роста, развития. А конкретно, значит мы не отдаляемся от реальности и не искажаем её. 3) Прислушивание к внутреннему импульсу. Доверие к своим собственным переживаниям. Когда вас угощают вином, то не нужно смотреть на этикетку вина и не прислушиваться к суждению другого о вкусности и полезности, а нужно вынести это суждение самостоятельно. Мамардашвили говорил, что надо выпить сперва первую бутылку, может вторая и не понадобится. 4) Честность и принятие ответственности. 5) Автономность и независимость. Личность вышла из социального индивида. В этом процессе возможен правильный выбор себя. 6) Стремление к совершенству в своей деятельности, работе. Именно так следует понимать постоянные высказывания Маслоу. Уж если стал врачом, так первоклассным. Этого ни в коем случае нельзя путать с Адлеровским пациентом, который стремится быть первым во всяком деле. Этот способ заведомо отличен от того, что именуется массовой культурой, в которой надо быть выше всех, лучше всех. Однажды сказал о себе один режиссер, который тоже не избежал адлеровских проблем – Никита Михалков. Он получал письма от зрителей и в одном письме прочел и сказал, почувствуйте какая разница быть лучше и просто быть лучше. 7) Пиковое критическое переживание. Переживание творческого события, подлинной радости, любви и др. Это исключительно позитивное переживание. Оно придаёт ценность жизни. И тот кто хотя бы раз имел такие переживания уже не будет хотеть суицида и т.д. 8) Отказ от защит и снятие защит, п.ч. это искажение мира и себя.

Перед нами полно развивающийся человек. Для контраста заглянем на противоположный негативный полюс.

Однажды в Омске читался десятичасовой курс общей психологии. Лектор настойчиво произносит слово «принцип». И это могло напомнить некоторым что-то. В ту пору была на слуху статья с названием «Не могу поступиться принципами». Это фраза Лютера. Лютер самоактуализировавшийся и говорит о культуре, от которой не может отказаться. А корреспондент имел ввиду Горбачева. На следующий день в газете «Вечерний Омск» появилось интервью с Горбачевым. Когда в лекциях дошли до раздела мотивация. Очень просто трактовать фразу «не могу поступиться принципами». Принцип анализа – переверните фразу, поставьте на месте культуры природу, которая ещё неудовлетворенная и стремится себя подчеркнуть. Не могу это интериоризованное нельзя. В интервью явно слышится «не хочу», речь идет о нежелании отступить. И наконец ключевое слово «принципы». Культурный принцип целостен. В интервью с автором манифеста было ясно, что для него речь идет о природно подчеркнутой нужде. На самом деле это «Не хочу отступиться от похоти», не желаю отойти от корысти.

Не путь вверх, а падение вниз. Природа это исходный материал для преобразования. А культурная норма есть принцип решения личностной проблемы. Если перевернуть это положение, то получится скорее бессознательное, но всё-таки суждение. И получится: культура как материал, а частно подчеркнутые природные нужды становятся принципами преобразования данного материала. В результате получается порциальная сложенная из частей культура. Это рационализация по Фрейду. Это и мечта о том, как построить культуру именно для себя, для данной части общества в ущерб других. И собрать по кусочкам из всей истории литературы, отобрать выгодную для себя интересную из каждого произведения часть. Берутся обычные слова «капитал», «демократия» и кусачее существо начинает проекции «оскал капитала», «стихия рынка», «разгул демократии» и т.д. Символы превращаются в непонятные знаки, уничтожается язык. Разве может почувствовать своё подлинное переживание мать, которая потеряла своего сына в Афганистане, понять смысл выражения: «Интернациональный долг»? Мнимая культура стремится к сокращениям, когда за словами скрываются их подлинные смыслы.

Второе положение касается того, что природный и культурный опыт должны быть присвоены субъектом. В 12 теме говорилось, что природный опыт дан индивиду, а культурный - создан. Организм невинен, а личность ответственна. Игры ради поменяем местами и получится, что личность невинна, а организм ответственен. Речь здесь пойдёт не о личности, а о её подобии, о падении вниз. Мнимая личность когда попадает на социальную верхушку (от чего предостерегал философ) начинает строить программы развития. Там появляется трудный труд, потому что совершенно невозможно выполнить эти программы. Такие программы и её реальное исполнение отличаются в принципе. Шёл в комнату – попал в другую. Захотел одного, а получит противоположное. Для такого человека всё заканчивается тем, что его общество становится мнимым. Предпоследний уровень потребность в безопасности, начинаем его программировать, программа мира в 1974г. Она привела к войне. Война зависит от мира. Мир во всём мире и война мировая. Мир только для нас, то и война такая. Последний уровень физологии. Продовольственная программа, здесь программируют физиологические нужды людей, а это приводит к голоду.

Третья часть. Касается того, как природный и культурный опыт воспроизводятся. Они воспроизводятся совершенно по разному. Организм порождают, а личность возрождается. Мнимую личность порождают в программах, а организм возрождается – вот тут явно что-то не то. Кстати, программа нового человека тоже существовала в нашей стране. И новый человек должен был появиться в наши дни. Называлась эта программа формированием нового человека – третья часть третьей программы Ком. Партии СССР (3*3=9 предел рабочей памяти). Был построен проект человека, который должен выжить в условиях того общества, которое действительно мечтали построить.

Как бывает опасно сдвигать мотив на цель. Это значит иметь возможность той путаницы, которой я постоянно хотел избежать в рассказе о Роджерсе и Маслоу. Не хочется путать естественное непроизвольное и послепроизвольное. «Наша цель - коммунизм» здесь существует личностная ошибка, сдвинут мотив на цель. Мотив – счастье всех народов, сделался целью. Послепроизвольное пытаются программировать, а это сделать невозможно.

Учение Маркса можно сравнить с учением Фрейда. Фрейд говорит искать за симптомом какую-то другую причину, природную нужду. Маркс говорит искать за высказыванием идеолога классовую корысть, классовый интерес. В этом сходство. А различие. Фрейд хотел, чтобы его теоретическая концепция никогда бы не стала жизненной. Он четко различал исследование познание и жизнь. Маркс же спутал познание и жизнь. Придумал утопическую концепцию, которую неуместно осуществлять в жизни. Если заставить Фрейда сказать «Наша цель – коммунизм», то Фрейд представит Ромео и Джульетта, которые лежат на брачном ложе выкидывают лозунг «Наша цель – оргазм». Но это бессмысленный для них лозунг, потому что всё равно ничего не выйдет.

Мнимую личность порождают в программах, а организм возрождается. Гадкий утенок по природе был лебедем, того не зная. И рано или поздно природа самоактуализируется. Представим себе утят, которым по программе сказали, что они лебеди. Пусть не сегодня, пусть через какое-то время вы будете такими. А природа не может выполнить такую программу, это предел. И тогда такие утята – это гадкая природа, гадкие утята. Мнимая личность тут порождается, а организм вырождается. У него отнимаются те возможности, которые были даны по существу.

«Мы рождены, что б сказку сделать былью». Сказка – это аналог мнимой культуры. Только сказка – это ложь, да в ней намек. А мнимая культура – это целиком ложь. Сделать былью – мнимое, потому что ничего не выйдет. Мы рождены – конечно не рождены, а вырождены. И тогда представим, что все это видел и понимал философ и с этим знанием жил. В 74г. Мамардашвили делал доклад об антропологической[411]катастрофе. О том говорил, как мнимая личность искажает собственную сущность. Философ приводил например образы о том, что все места у человека перепутались. Там где сердце должно быть у человека пятка, а волосы растут внутрь и за ними мысли перепутались. Стремление к истине напоминает поиск пути в туалет. Природа и культура перепутались. Что же дальше? Такова реальность и никакой другой реальности не может быть и значит люди вынуждены возвращаться в культуру. Но не сразу, а постепенно. П.ч. время-то утрачено и предстоит прожить заново непрожитые неразрешенные до конца ситуации. Мамардашвили точно обозначал время этих ситуаций. Называл 1913 год – в этом году срезало Россию, которая была страной с занесенной ногой вперёд в прогресс. Вторая ситуация 60-е года. Можно было второй раз вернуться в культуру, а этого не случилось опять. Но не для всех. Шестидесятники остались в своём времени, отвергали Сталина с человеческим лицом. Но Ленина с человеческим лицом, социализм принимали и в этом была личностная ошибка. И лишь единицы прошли тот путь самоактуализации до конца. Солженицын отказался быть советским писателем (Мамардашвили: Солженицын проходил удивительное испытание. Хрущев надеялся построить с героем – Шуховым коммунизм. Солженицын переболевал идею нравственного социализма. И когда лишился социальных благ, не дали премию ленинскую – писатель смотрел в высшую точку трансценденции и сказал себе «А что такое эта ленинская премия по сравнению с высшей трансценденции, с пониманием себя? Что такое быть советским писателем? Я буду просто писателем».). Тоже самое пережил любимец Мамардашвили Тарковский. Он говорит, что потому ничего не делал, что не было никаких надежд, но не было и страха. Надежда и страх – это два важных препятствия личностному росту.

Мамардашвили считал, что Фрейд предупреждал что получится из этой странной затеи, когда мнимая личность не может управлять и искажает свою природу. Фрейд говорил, что надо было предупредить о том, что в 90-е годы появится Сталин с человеческим лицом. Мамардашвили: Как это странно, что социальному явлению в нашей стране именуемому перестройкой так радуются в мире. А философ говорит, а чего собственно радоваться? Человек просто проявляет таким образом свою сущность, учится ходить. Поступает естественно, по сути природы. Этому не надо радоваться и хвалить за это. Как аукнется так и откликнется. И говорил, что появится православный марксизм или большевизм.

Последняя фраза из последней лекции Мамардашвили: «Так что я бы сказал, что действительно живем в точке 1913 года. Вы знаете, конечно, что в 1918 году умерли почти все представители, кроме Фрейда и некоторых других, великой австрийской культуры. Австрийская культура, она из острова сознания, исчерпанности закона о необходимости усилий свободы, чтобы заново создавать социальные формы, формы жизни т.д. На наших глазах тонул целый материк, как Атлантида. Голоса с тонущей Атлантиды и есть голоса великих австрийцев, о которых я бы сказал, что они вернули нам гордость и достоинство бытия, как чего-то, что не само собой разумеется. И если бы оно само собой разумелось, то не имело бы смысла жить.»